В.Л. Римский. Клиентелизм как фактор электорального поведения российских граждан | Библиотека "Политология" | ПолитНаука - политология в России и мире. Статьи, книги, учебники. История политических учений, теория политики, прикладная политология... 
ПолитНаука - политология в России и мире ПолитНаука - политология в России и мире
ПолитСообщество
ПолитЮмор
ПолитСсылки
ПолитПочта
Персоналии
Подписка


Владимир Львович Римский
заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ

Клиентелизм как фактор электорального поведения российских граждан

Понятие электорального поведения

В современной российской электоральной социологии пока не сложилось общепринятого определения электорального поведения граждан. Тем не менее, это понятие очень широко используется при анализе хода избирательных кампаний различного уровня, при прогнозировании и анализе результатов соответствующих выборов. Такой подход в политической социологии следует признать оправданным, поскольку проблема прогнозирования результатов выборов в силу объективной сложности анализа определяющих их факторов еще далека от удовлетворительного научного решения, а потребности практики сравнительно полно описываются тем спектром представлений и концепций, иногда противоречивых, которые в этой области уже выработаны.

Анализ хода и исходов современных избирательных кампаний показывает, что специалисты - практики в этой области при принятии решений значительно чаще опираются на собственный опыт и интуицию, чем на данные объективных научных исследований об устойчивых закономерностях электорального поведения граждан и соответствующие научные представления и концепции. Необходимо учитывать, кроме того, что по законам сложившегося уже в России рынка политических услуг действующие на нем субъекты не склонны раскрывать реальные механизмы и факторы определяющие результаты их деятельности. Бизнес в области политических услуг предполагает весьма высокий уровень конфиденциальности, позволяющий, в частности, формировать и поддерживать мифы о высокой эффективности применяемых на выборах политических технологий. Мифологизация избирательных кампаний, применяемых в ходе их проведения технологий, и даже самих процедур подсчета голосов избирателей обеспечивает специалистам в области политического консалтинга достаточно высокие доходы.

В результате такое сложное социальное явление как электоральное поведение граждан становится вдвойне сложным для научного анализа: на объективные трудности его изучения накладывается необходимость его демистификации и демифологизации. В противном случае исследователи рискуют описать и объяснить, например, не устойчиво повторяющиеся образцы поведения граждан в области выборов, а те образы этого поведения, которые были сформированы политическими технологами и командами кандидатов для целей пропаганды и агитации. Эти образы, как правило, обслуживают интересы тех или иных политических сил или отдельных кандидатов, а потому не соответствуют реальности. Поэтому представляются достаточно интересными любые новые результаты в области анализа электорального поведения граждан и прогнозирования результатов выборов, а также принципы и методики соответствующего анализа.

Для определенности под электоральным поведением будем понимать систему взаимосвязанных реакций, действий или бездействий граждан, осуществляемых с целью приспособления к условиям проведения политических выборов. Безусловно, гражданами считаются не только так называемые простые граждане, но и должностные лица, в том числе, и высокопоставленные, кандидаты всех уровней, их помощники, политические технологи, исследователи и другие. Электоральное поведение в этом смысле имеет отношение не только к избирателям, но и к тем, кто организует процесс выборов, принимает то или иное участие в них, а также является заказчиком применения тех или иных технологий.

В ходе смены модели выборов с советской на демократическую, по крайней мере, по ее форме, адаптироваться приходилось абсолютно всем российским гражданам, представителям всех социальных групп от Президента, глав администраций регионов и представителей элиты до рабочих, крестьян, безработных и бомжей. Более того, разделение анализа электорального поведения на отдельный анализ поведения простых избирателей и анализ поведения должностных лиц, депутатов, кандидатов, других представителей элиты, не всегда позволяет раскрыть соответствующие закономерности: поведение всех социальных групп на выборах очень сильно взаимосвязано.

Изучение электорального поведения российских граждан стало актуальным, начиная с первых выборов народных депутатов СССР, прошедших весной 1989 года. Эти выборы впервые за многие предшествующие десятилетия советского периода были альтернативными, предполагали возможность выбора депутатов из нескольких кандидатур. Изменение характера выборов по сравнению с советской безальтернативной моделью стимулировало спрос на прогнозирование результатов выборов. Для решения этой задачи в период первой избирательной кампании периода перестройки стали проводиться опросы общественного мнения, направленные на выявление предпочтений избирателей.

Результаты таких опросов и прогнозы исхода выборов стали с этого периода публиковаться в средствах массовой информации, и это вызывало большой общественный интерес. Но очень скоро выяснилось, что электоральное поведение российских граждан представляет собой весьма сложный социальный феномен, который нужно изучать не только с помощью опросов общественного мнения, но и с помощью специальных методик, поскольку, например, прямые вопросы типа: «За кого Вы собираетесь проголосовать?» не всегда дают достаточно информации для обоснованного прогноза исхода выборов. Проблема заключается в том, что даже когда респонденты, принимающие участие в таких опросах общественного мнения, отвечают совершенно искренне и ответственно, их ответы и обобщения их ответов напрямую не могут быть проинтерпретированы как прогнозы исходов выборов, например. Опросы общественного мнения измеряют так называемое вербальное, а не реальное электоральное поведение граждан.

В качестве специальных методик анализа электорального поведения могут быть использованы методики описания тех относительно устойчивых систем и структур общественной жизни, которые определяют сложившиеся или складывающиеся в этой сфере реальные практики, а также их идеологическое обеспечение, нормы, правила, отношения, принципы, представления и т.п. Концепция клиентелизма позволяет описать определенные достаточно устойчивые закономерности электорального поведения российских граждан. И в этом смысле она может использоваться как одна из достаточно эффективных методик анализа соответствующей области общественных отношений. Клиентелизм можно рассматривать также и как один из ведущих факторов современных российских выборов, поскольку именно патрон - клиентские отношения во многом определяют деятельность и ее результаты практически для всех участников российского избирательного процесса.

Клиентелизм как социальное явление

Клиентелизм - это очень распространенное в России социальное явление. Его роль и значение можно по-разному оценивать, но невозможно игнорировать в анализе факторов общественной жизни.

Изучению клиентелизма в западной социологии придается весьма большое значение. Российская традиция в этой области несколько иная: интерес к клиентелизму скорее практический, чем научный. В частности, российская традиция больше внимания уделяет номенклатуре и неформальным личным связям, описанию зависимости подчиненных от начальников, простых граждан от представителей власти, льготам и привилегиям руководителей, ведомственности и местничеству и т.п. В силу достаточно высокого уровня конфиденциальности патрон - клиентских отношений, а также неизбежной мифологизации этих отношений, они пока крайне редко рассматриваются как объекты научных исследований. Еще реже в результате проведения научных исследований происходит демифологизация патрон - клиентских отношений. Но определенные возможности применения научно обоснованных методик для анализа клиентелизма все же имеются. В частности, в ходе избирательных кампаний весьма часто информация о патрон - клиентских отношениях из конфиденциальной становится общедоступной и может быть подвергнута научному анализу по соответствующим методикам.

Для определенности опишем то понимание клиентелизма, которое будет использовано ниже. Под клиентелизмом будем понимать социальное явление, характеризующееся формированием отношений доминирования, господства и подчинения, зависимости и независимости по принципу патрон - клиентских. В этих отношениях одна из сторон - патрон - является покровительствующей, а вторая - клиент - покровительствуемой. Статус сторон этих отношений весьма ситуативен и изменчив: патроны и клиенты взаимозависимы, и в некоторых случаях, например, клиенты имеют возможности вынудить патрона действовать в их интересах, ущемляя собственные.

Патрон - клиентские отношения характеризуются различиями патронов и клиентов по их социальному статусу, который и позволяет патронам доминировать над клиентами. Но это доминирование обязательно должно быть обусловлено не только и даже не столько физическим принуждением, сколько принуждением символическим через признание ведущей роли патронов в их личных, частных, неформальных отношениях с клиентами, владения и распоряжения ими определенными ресурсами: властными, финансовыми, материальными и т.п. Важной характеристикой патрон - клиентских отношений является предоставление сторонами взаимных услуг друг другу, причем обычно услуг не дифференцированных по типам и видам, а комплексных, услуг, оказываемых как по принуждению, чаще всего символическому, так и добровольно и т.п. Как правило, патроны осуществляют ту или иную защиту своих клиентов на основании соответствующих гласных или не гласных договоренностей между ними. А клиенты в той или иной степени обеспечивают деятельность своих патронов. Патрон - клиентские отношения могут быть как официальными, так и, что чаще, неофициальными, даже полулегальными. При этом патрон - клиентские отношения, как правило, характеризуются взаимной солидарностью, сочувствием и поддержкой сторонами друг друга.

Все описанные выше характеристики клиентелизма и патрон - клиентских отношений проявляются на выборах различного уровня.

Электоральное поведение как проявления клиентелизма

Российская традиция исследований в политической социологии пока характеризуется слабым вниманием к систематическому анализу электорального поведения граждан на основе факторов клиентелизма. Тем не менее, клиентелизм на выборах является едва ли не единственной их особенностью, объединяющей выборы всех уровней: федеральные, региональные и местные.

В соответствии еще со старой советской традицией и избирателям и кандидатам клиентелистские отношения ближе и понятнее, чем демократические. Избиратели чувствуют, что у них нет стольких прав, сколько их имеют кандидаты и должностные лица. И такое положение воспринимается большинством российских граждан как справедливое. Кандидат, который не сумел показать своего превосходства в социальном статусе над избирателями, имеет немного шансов быть избранным. Он непременно должен показать знание проблем и условий жизни своих избирателей, но не должен остаться одним из них.

Избиратели, как правило, рассматривают кандидатов как своих патронов, которым они доверяют собственную защиту, под покровительство которых избиратели готовы встать, но не безусловно, а только если эти кандидаты продемонстрируют готовность решать проблемы своих избирателей. Избиратели отлично понимают, что их представитель, которого они поддержат на выборах, должен суметь защитить их интересы, а для этого должен иметь доступ к соответствующим ресурсам: властным, финансовым, материальным и другим. В результате голосование на выборах становится все менее идеологизированным и все более прагматичным: избирается личность, а не политическая позиция.

Клиентелистские отношения в процессе выборов закрепляются российским законодательством, поскольку его нормы не обеспечивают реального равенства прав кандидатов. Правда, иногда дополнительные права высокопоставленных кандидатов превращаются для них в дополнительные обязанности. Так от простых граждан пока не требуется полных деклараций имущества, а для кандидатов на прошедших федеральных выборах такие декларации и ошибки в них становились важными ресурсами политической борьбы.

В клиентелистскую модель вписывается и определенная смена приоритетов, которая произошла в большинстве округов на выборах депутатов Государственной Думы РФ в декабре 1999 года, когда инкумбенты, т.е. депутаты, ранее избранные от этих округов, повсеместно заменялись новыми кандидатами. Избиратели, постепенно адаптируясь к новой системе формирования российской власти, наглядно продемонстрировали зависимость патронов от клиентов. Невыполнение патронами обещаний снижает силу взаимной солидарности, сочувствия и поддержки, что выражается и в ослаблении поддержки электоральной. Избиратели оказывают в доверии старым патронам и начинают выстраивать отношения с новыми.

Но и кандидаты на выборах на одну и ту же должность, как правило, включаются в клиентелистские отношения. Попытки законодательно обеспечить равенство возможностей кандидатов в случаях, когда один из них представляет действующую власть, а остальные за нее борются, как правило, ни к чему не приводят. Лидерами избирательных кампаний последнего периода и на федеральном, и на региональном уровнях являются действующие главы администраций соответствующих уровней, губернаторы, мэры, председатель правительства РФ. Остальные кандидаты, как правило, вынуждены становиться клиентами лидера, требуя от него уже после выборов выполнения обязательств перед ними. А с лидером на выборах очень редко кто может реально конкурировать: клиентелистская модель электорального поведения более практична, позволяет добиваться своих целей при сравнительно небольших затратах ресурсов.

В отличие от выборов федерального уровня на выборах глав администраций регионов, как правило, побеждает действующий глава. Фактически, весь регион является его клиентурой, эти отношения понятны и самому главе и гражданам, проживающим в этом регионе. Действующий губернатор или президент может проиграть только, если он, как патрон, продемонстрирует невыполнение своих обязательств. Пока же клиентские отношения сохраняются и их стороны соблюдают негласные и неформальные договоренности, - избиратели доверяют руководителю региона и поддерживают его.

Поддержка и доверие действующей власти российскими избирателями иногда представляются совершенно абсурдными. Видимо, сложная социально-экономическая ситуация в России способствует столь высокому уровню дефицита доверия у граждан, что они готовы доверять политикам, которых достаточно хорошо знают, даже, если эти личностные и профессиональные качества этих политиков вызывают негативное отношение к ним. Избиратели часто хорошо понимают недостатки руководителей своих регионов, например, но все равно голосуют за них на выборах.

Коррумпированность структур власти, влияние на нее криминальных группировок, нарушение моральных и этических норм руководителями не всегда приводит к отказу им в поддержке на выборах. Компромат против губернатора или мэра города может оказаться действенным только тогда, когда этот компромат продемонстрирует нарушение обязательств патрона перед клиентами. В этом смысле попытки скомпрометировать губернатора или мэра города как личность очень часто оказываются безрезультатными. Избирателей интересует губернатор или мэр не столько, как личность, сколько как функционер в системе патрон - клиентских отношений. Так в ходе выборов депутатов Государственной Думы РФ в декабре 1999 года рейтинг мэра Москвы Юрия Лужкова в самой Москве не опускался никогда ниже 55 - 56 %. Здесь его признавали и признают своим патроном большинство москвичей. А вот в регионах кампания по дискредитации движения «Отечество - Вся Россия» и лично Юрия Лужкова, как мэра Москвы и одного из лидеров этого движения, имела успех. Результат на этих выборах движения «Отечество - Вся Россия» оказался более, чем скромным, хотя еще летом 1999 года это движение сохраняло лидерство на федеральном уровне. Российские регионы не признали Юрия Лужкова своим патроном, потому что у них патроны иные, свои, и потому что им сравнительно легко было доказать, что Юрий Лужков не заслуживает сочувствия и поддержки, что он не может быть включен в систему взаимной солидарности с жителями регионов. Именно такой была реальная, а не декларируемая цель кампании по дискредитации Юрия Лужкова, которая велась в средствах массовой информации. И эта цель была достигнута: Юрий Лужков фактически перестал быть политиком федерального уровня.

В регионах России практически невозможно избраться, если кандидат не поддержан главой администрации. Особенно ярко эта особенность российских выборов проявляется в национальных республиках: Татарстане, Башкортостане, Калмыкии и других. Собственно избирательные кампании в этих регионах выигрываются или проигрываются еще до их начала. Если кандидат сумеет включиться в клиентуру главы региона, - он выиграет выборы, если не допустит серьезных ошибок. Если не станет клиентом, - шансов практически не будет.

Заключение

Клиентелизм является важнейшим фактором российских выборов последних лет, причем он определяет характер отношений практически всех субъектов избирательного процесса. Эти отношения лишь по форме являются демократическими, а по сути они скорее клиентелистские. Элита научилась управлять выборами. Чаще всего, их результат известен заранее, и выборы просто его подтверждают.

Безусловно, исходы и последствия выборов в России определяются целостным комплексом факторов, в котором клиентелизм не всегда является наиболее значимым. Но объективный анализ электорального поведения российских граждан без учета фактора клиентелизма, по-видимому, следует признать невозможным.

Перспективы замены клиентелистской модели выборов на демократическую пока пессимистические: вся российская избирательная система скорее утверждает клиентелистский подход, чем разрушает его.


Rambler's Top100 copyright©2003-2008 Игорь Денисов