Александр Мансилья-Круз. Свобода слова на долготе N | Библиотека "Политология" | ПолитНаука - политология в России и мире. Статьи, книги, учебники. История политических учений, теория политики, прикладная политология... 
ПолитНаука - политология в России и мире ПолитНаука - политология в России и мире
ПолитСообщество
ПолитЮмор
ПолитСсылки
ПолитПочта
Персоналии
Подписка


Александр Мансилья-Круз

Свобода слова на долготе N

Основной угрозой независимости региональных СМИ чаще всего считают местную власть. Детальный анализ истории бизнеса региональных медиамагнатов показал, что главная угроза для них - экспансия московских телесетей.
Очевидно, в эфире произошло какое-то изменение.
Артур Конан Дойл, "Отравленный пояс"

Для жителя Свердловской области закругленная четверка - логотип самого популярного здесь частного канала - не менее узнаваема, чем островерхая единица федерального "Первого". Ведущие Айгуль Мирзоянова (Казань) или Евгений Енин (Екатеринбург) знакомы своим зрителям, возможно, лучше Жанны Агалаковой или Михаила Осокина, а случайные реплики местных медиамагнатов Якова Лондона и Андрея Григорьева порождают больше кривотолков среди жителей Новосибирска и Татарстана, чем официальные речи Константина Эрнста и даже самые громкие заявления Бориса Березовского. При этом региональным медиамагнатам в отличие от опальных федеральных до сих пор удается сохранять контроль над своими холдингами, тем самым обеспечивая значительную независимость входящих в них средств массовой информации.

Сами региональные властители эфира не любят рассуждений о независимости СМИ, которыми было принято злоупотреблять в эпоху "Медиа-Моста". Они предпочитают выражение "самостоятельность компании". Самостоятельность компании - следствие ее коммерческой успешности. А коммерческая успешность - результат разумного контакта со средой. Где и когда надо, под среду подстраиваются. Где и когда есть силы, ее ломают.

И мышь не проскочит

"Когда в Екатеринбурге кого-то сравнивают с 'Четверкой', это комплимент", - отвечает на вопрос о конкурентах Игорь Мишин, президент холдинга "Четвертый канал". Гордость оправданная: канал - лидер рейтинга среди областных телестанций. К тому же компании принадлежат доли в телекомпаниях "ТНТ-Урал" и "Ермак", "Уральская радиогруппа" из пяти станций, агентства "Телец - Видео Интернешнл" и "Выбери радио", то есть около половины екатеринбургских рынков рекламы на телевидении и радио. Аналогичная ситуация и у казанской телерадиокомпании "Эфир": по словам главы холдинга Андрея Григорьева, кроме одноименного канала он управляет также радио "Шансон" и "Динамит-FM", газетами "Московский комсомолец в Татарстане" и "Восточный экспресс", половинной долей в местном СТС и набором разнопрофильных рекламных агентств. На медиарынках их родных регионов и мышь не проскочит без ведома Мишина и Григорьева, уверены коллеги и сотрудники. Такая же репутация и у Якова Лондона - основателя и совладельца по меньшей мере трех новосибирских телеканалов, а до недавнего времени еще и гендиректора местной ГТРК. Все трое на равных говорят с мэрами и полпредами и на дружеской ноге с немаленькими московскими начальниками. Между тем всего пятнадцать лет назад их основным капиталом была активная жизненная позиция, а к средствам массовой информации они имели самое отдаленное отношение.

Самопроизвольное зарождение

Медиамагнаты, которые нас в данный момент интересуют, пришли в медиабизнес в конце 80-х, когда официально его еще не существовало. Начинали они, не имея практически никакого опыта в СМИ. Андрей Григорьев до перестройки был инженером и пришел на телевидение в качестве настройщика маломощных передатчиков. Яков Лондон на старте занимался отладкой студийных видеомагнитофонов. Игорь Мишин и директор телерадиокомпании "Югра" Олег Урушев получили гуманитарное образование и начинали с редакторской работы.

Энергичные и хваткие молодые люди, которым в тот момент было около тридцати, осваивали особенности функционирования СМИ на ходу. Первые программы, произведенные при их участии, распространялись по небольшим кабельным сетям. "Я подбирал кино в пиратских киосках, арендовал записи эстрадных концертов, беседовал в прямом эфире с местным депутатом, - рассказывает Мишин, - работал и программным директором, и монтажером, и ведущим". "Поскольку я знал, где что плохо лежит на телецентрах, я все это скупал по дешевке и монтировал на собственной профессиональной монтажке, - говорит Яков Лондон. - Из этого мы с ребятами делали первые клипы и ролики. Потом, когда закрыли программу 'Взгляд', мы стали делать 'Взгляд из Сибири'. Сейчас я бы сказал, что я администратор проекта. Но я понял, как делать телевидение".

Яков Лондон, совладелец телекомпаний НТН и NTSC (Новосибирск):

"По поводу невмешательства государства -- давайте не будем питать иллюзий. Джимми Картер рассказывал мне, как однажды в период его президентства в редакции двух ведущих газет просочилась информация о готовящейся операции по освобождению американских заложников в Иране. Он тогда лично позвонил главным редакторам и попросил не публиковать эти сведения. И он искренне считает, что государство имеет право и должно так действовать"

Двадцать седьмого сентября 1990 года вышел приказ Гостелерадио СССР о создании хозрасчетного вещательного предприятия, которое всем запомнилось как первый частный телеканал "2х2". Москва впервые дала бизнесу доступ к эфирным частотам, а значит, к настоящей аудитории. В течение следующих двух лет негосударственные телекомпании возникли практически в каждом крупном городе страны. В их числе были и "Четвертый канал" Екатеринбурга, и иркутский "АС Байкал ТВ", и "Независимое телевидение Новосибирска" (НТН), и казанский "Эфир". Появлялись они не на базе постсоветского телевидения, а в противовес ему. Учиться ездили в США, предпочтительно на какой-нибудь из трех крупнейших общенациональных каналов (NBC, CBS или NBC). "Для нас эталоном в форматировании, создании контента был прежде всего американский вещатель - в России не с кого было брать пример", - говорит Андрей Григорьев. "Стюарт Лури с CNN сказал мне, что завидует, - вспоминает Мишин, - ведь в нашем распоряжении был огромный незанятый рынок. Он утверждал, что мы вскоре можем сделать миллионы".

Взрывной рост

Миллионы не заставили себя ждать. Спрос на рекламные носители рос быстро. Только за два года - с 1992-го по 1994-й - объем российского рекламного рынка увеличился, по разным оценкам, в десять-пятнадцать раз. Цивилизованное программное наполнение постепенно вытеснило из эфира пиратскую продукцию, но на этом дело не остановилось. Уже в середине 90-х империи наших героев стали бурно расширяться. Подразделения по производству, продаже и размещению рекламы выделились в самостоятельные агентства. Телекомпании технически переоснастились, обзавелись собственными зданиями, а некоторые даже телебашнями и передающими центрами. Еще делали и скупали другие СМИ - газеты, журналы и радиостанции. Самые же энергичные усилия медиабизнесмены направили на упрочение своих позиций в телеэфире. Но, чем выше были обороты, тем жестче были и методы борьбы.

Екатеринбуржским телеканалам удаётся выдерживать конкуренцию с сетямиЯков Лондон создал свою первую независимую вещательную компанию под названием НТН в 1992 году в партнерстве с двумя коллегами. Однако уже в 1993-м оба разошлись с Лондоном во мнениях и ушли на другую частоту, создав НТН-12. Через два года Лондон основал телекомпанию NTSC, и выбивать для нее метровый канал пришлось уже в условиях активного соперничества с группой бывших сотрудниц областной ГТРК, имевших хорошую политическую поддержку. А когда еще через два года, в 1998-м, на конкурс был выставлен очередной "метр", Яков Лондон едва не был убит в собственном подъезде.

Ставки были высоки не только в Сибири. Квартира Игоря Мишина в один прекрасный летний день была разнесена в результате действия неизвестного взрывного устройства.

То есть лидерство давалось непросто, зато его плоды были объемны. Компании, которым удалось стать первыми на достаточно емких рынках, всего через пять-семь лет после своего появления превратились в большие, вертикально интегрированные и диверсифицированные медиахолдинги. Эти холдинги были в состоянии выполнить весь производственный процесс - от съемок рекламного ролика или новостного сюжета до трансляции в эфир, они контролировали как минимум половину рекламного рынка региона, множественность входящих в них СМИ позволяла вести перекрестное продвижение одних средствами других. Все это давало структуре значительный запас прочности, которую взялись испытывать сначала местные власти, а потом и московские коллеги по бизнесу.

Свои среди политиков

В Москве думают, что наиболее очевидная угроза для региональных медиахолдингов - местная власть. Губернаторам, мэрам и полпредам важно влиять на общественное мнение. Один из способов делать это - создать собственные СМИ. Однако региональные бюджетные теле- и радиостанции редко опережают по рейтингу коммерческие. Когда в прошлом году в рамках исследования "Стиль жизни среднего класса" ("Эксперт"-ROMIR Monitoring) респондентов просили назвать три телекомпании (включая федеральные), которые они смотрели чаще всего за последнюю неделю, 28% самарцев вспомнили о телекомпании "Скат", 27% жителей Казани включили в список "Эфир", 17% екатеринбуржцев - "Четвертый канал", 15% новосибирцев - НТН-4. В то же время станции, принадлежащие администрациям тех же городов и регионов, упомянули не более 2% опрошенных.

Неудивительно, что более популярные частные телекомпании сплошь и рядом сталкиваются с давлением со стороны местных властей - как в грубых формах (препятствование съемкам, угрозы, заведение уголовных дел), так и в самых изощренных. "Был такой случай, - рассказывает Яков Лондон, - десять лет работает канал, потом вдруг железная дорога сообщает, что он создает помеху ее переговорной системе, а это связано с безопасностью пассажиров, поэтому он должен быть выключен. Не правда ли, красивое решение?"

Игорь Мишин, президент холдинга "Четвертый канал" (Екатеринбург):

"Сетевые каналы, у которых минимум затрат на содержание местной редакции, приносят прибыль, а в перспективе будут еще прибыльнее. Канал, который сам покупает кино и сериалы у дистрибуторов на рынке, сам производит программы, сам составляет сетку вещания, -- может только окупаться. Наш телевизионный бизнес, например, последние два года зарабатывает столько же, сколько тратит. А основные деньги холдингу приносят радиогруппа, два рекламных агентства и газета"

Если в начале 90-х медиаменеджеры надеялись, что развитие демократии вскоре избавит их от необходимости считаться с властями, то сегодня они уже расстались с этими иллюзиями. Возможные претензии (формальные или неформальные) со стороны региональных и городских администраций медиамагнаты стали воспринимать как естественную часть среды. К давлению привыкли, договариваться научились. И сегодня ни Мишин, ни Лондон, ни другие не склонны видеть в государстве основную угрозу своей самостоятельности. "Любое государство всегда будет вмешиваться, и это нормально. Это издержки профессии, - утверждает Лондон. - Более того, давление государства на СМИ говорит о том, что ему небезразлично общественное мнение. А это, вообще говоря, признак демократии".

Разумеется, сохранение бизнеса требует гибкости. В регионах, где политическая жизнь вращается вокруг двух-трех противоборствующих деятелей, самостоятельные СМИ приспособились лавировать между ними. Там же, где власть сосредоточена в одних руках, они стараются поддерживать хорошие отношения, не связывая себя по рукам и ногам. Как говорит Андрей Григорьев, "когда власть чувствует себя достаточно уверенно, она может позволить себе не душить журналистов". Правда, недоброжелатели склонны объяснять успехи самого Григорьева его старыми связями с правящим семейством (владелец "Эфира" учился с сыном президента Татарстана Айратом Шаймиевым).

Относясь так взвешенно к властям, региональные телемагнаты не дистанцируются от политики. И даже напротив, они - весьма активные игроки в местной политике. Так, недавнюю отставку Якова Лондона с поста главы ГТРК "Новосибирск" связывают с его чересчур независимой позицией в освещении прошлогодней парламентской кампании. В результате активности Лондона "Единая Россия" получила в регионе всего 28% голосов против 38% по стране. "В ходе последних выборов в Госдуму, - рассказывает президент екатеринбургского 'Четвертого канала' Игорь Мишин, - я позволил себе в шести округах, где мы вещаем, определить реально полезных людей, и мы на них работали. Из них пять - депутаты, хотя это не только наша заслуга. И если было что с человека попросить, мы просили. Если нет - так нет".

Медиабизнесмены и сами активно идут в политику. Мишин был депутатом областной думы, Андрей Григорьев уже второй срок заседает в Государственном совете Татарстана, а глава "АС Байкал ТВ" Александр Тюников баллотируется в Законодательное собрание Иркутской области. Яков Лондон пошел даже дальше: этой весной он участвовал в выборах мэра Новосибирска - правда, в результате уступил переизбранному Владимиру Городецкому.

В Новосибирске 13 местных каналов, но их передачи смотрят лишь 5% телезрителейВпрочем, попытка Лондона скорее исключение: в большинстве случаев региональные медиамагнаты рассматривают политическую деятельность как дополнение к бизнесу. Они не столько используют свои СМИ для продвижения во власть, сколько наоборот - парламентскую деятельность для защиты интересов коммерческих СМИ. В роли депутатов они получают непосредственное представление о ситуации и по мере возможности обеспечивают СМИ благоприятные правила игры, например налоговые льготы.

Такая забота о частных интересах на государственной службе часто вызывает неодобрение. Но если это и лоббизм, то цивилизованный - речь идет о благе отрасли в целом, а не о преференциях для конкретных компаний. Не в последнюю очередь благодаря активному участию руководителей вещательных компаний в политике СМИ остаются ее активным субъектом, а не пассивным объектом. Что происходит в законодательных органах при отсутствии такого представительства, наглядно показывают "противопивные" поправки в федеральный Закон о рекламе. По выражению Андрея Григорьева, "если мы сами не начинаем хоть немного держать процесс, процесс начинает нами управлять".

Однако чем глубже мы познавали особенности функционирования региональных СМИ, тем яснее становилось: для сохранения самостоятельности им абсолютно недостаточно "держать" местный политический процесс. Куда большую угрозу для лидеров региональных медиа представляет сегодня экспансия в регионы мощных медиагрупп федерального масштаба.

Пойманные в телесети

В 1997 году на региональный медиарынок пришли новые игроки. Первого января начал вещание канал Ren TV, а за месяц до того - СТС. В течение 1997 года в ряде городов появилось "Русское радио". Одновременно активный и успешный поиск партнеров развернула команда Владимира Гусинского. Уже к осени 1997 года "Эхо Москвы" стало доноситься и до других городов; а к концу года "Медиа-Мост", обладавший к тому времени немалыми даже по московским меркам финансовыми ресурсами, скупил значительные пакеты акций нескольких крупных региональных телекомпаний и положил начало сети ТНТ.

Бизнес-схема телесетей (на русском рынке имеются в виду прежде всего сети СТС и ТНТ) позаимствована ими в общих чертах у американских коллег и состоит в довольно простом разделении труда. Сеть составляет пакеты программ, произведенных самостоятельно или купленных на Западе, но сама не занимается вещанием. Эти программы она предоставляет региональным партнерам, имеющим лицензии на эфирные частоты в своих городах. В Москве и ее окрестностях эти партнеры обычно являются дочерними фирмами самой сети, но в большинстве регионов это самостоятельные компании. Они обязуются транслировать вместе с сетевыми передачами определенное количество рекламы - это и есть основной доход сети. В обмен на эту услугу другую часть рекламного времени сеть оставляет незаполненной, и этими блоками торгуют региональные вещатели. Часы, не занятые сетевыми программами, они заполняют самостоятельно.

Собственно, на старте этого процесса в том же 1997-м наши герои и становились основными партнерами столичных сетей. Взаимная выгода представлялась очевидной: местные вещатели получали рейтинговые программы, а сети расширяли аудиторию. Кроме того, региональные партнеры рассматривали "Медиа-Мост" как богатого инвестора - так, "Четвертый канал" Екатеринбурга рассчитывал на его деньги построить себе здание, а Яков Лондон планировал благодаря сотрудничеству с Гусинским создать самостоятельную телесеть в масштабах Западной Сибири. Однако через некоторое время выяснилось, что московские партнеры не собираются ограничиваться функциями поставщиков и инвесторов.

Их всё больше

Сотрудничество по описанной схеме на практике создает серьезные противоречия между интересами сетевых и региональных телерадиокомпаний. Первый спорный вопрос - распределение эфирного времени между сетевыми и местными передачами. Дело в том, что стоимость рекламы в сетевых программах определяется их суммарным рейтингом по стране. Если же в то время, когда в других городах по ТНТ смотрят, скажем, реалити-шоу, уфимский телеканал - партнер ТНТ вместо этого показывает произведенные им самостоятельно городские новости, это уменьшает общенациональный рейтинг реалити-шоу и удешевляет рекламу в нем. Иными словами, местные программы, вклинивающиеся в трансляцию сети, пробивают брешь в ее доходах. Поэтому любая сеть стремится вытеснить местные передачи из прайм-тайма и вообще сократить их присутствие.

Андрей Григорьев, генеральный директор телекомпании "Эфир" (Казань):

"Если количество каналов увеличится, скажем, до тридцати, то региональные телекомпании просто будут ликвидированы. Аудитория размоется, рейтинги будут исчисляться долями процента, и доходов не хватит на хороший контент. Местные каналы будут закрываться, а вещать на их месте будут общероссийские станции, которые станет смотреть маленькая часть зрителей, зато по всей стране"

Второе, не менее важное яблоко раздора - рекламные минуты. Согласно Закону о рекламе, она не может занимать больше 20% времени, то есть 12 минут в час. Сеть, естественно, борется за увеличение своих рекламных блоков и поэтому стремится отдавать как можно меньше из этих 12 минут региональным вещателям. Многие местные телестанции, пытаясь все же выжать из эфира больше доходов, накладывают на передачи рекламные объявления "бегущей строкой". Это, однако, рискованное решение: по законодательству время показа "бегущей строки" должно укладываться в те же 20%, к тому же зрителей она часто раздражает даже больше обычной рекламы.

Наконец, сеть развивает собственный брэнд, а логотипы местных трансляторов отвлекают от него внимание и размывают имидж. Поэтому по мере раскрутки сети она начинает все активнее бороться за унифицированный брэндинг. Так, руководство ТНТ, по словам генерального директора компании Романа Петренко, "верит в единый брэнд. Мы хотим добиться, чтобы наши региональные партнеры вкладывались в строительство брэнда ТНТ, как в свой собственный". Чуть более компромиссный вариант, используемый и ТНТ и в особенности СТС, - кобрэндинг, когда используется единый для всей сети фирменный стиль, но в логотип добавляется название местной станции (скажем, "СТС-Волга"). Однако такой стиль взаимоотношений подходит отнюдь не всем. "Региональным станциям, которые имеют свой ярко выраженный брэнд, несут затраты на большое редакционное вещание и работают как каналы влияния, подобная политика сетей начинает мешать", - отмечает Игорь Мишин.

Правда, в 1997-1998 годах только что созданные сети (ТНТ, СТС, Ren TV и т. п.) еще не были известны широкой аудитории, а ресурсов не всегда хватало на создание и продвижение рейтингового продукта. К тому же в этой нише объявились сразу несколько игроков, так что в первое время во многих городах местных коммерческих станций просто не хватало на всех. Из-за этого поначалу сети вели себя по отношению к регионалам нежно. По словам Игоря Мишина, "контракты тогда предполагали, что рекламное время внутри сетевого продукта делится пополам". Однако та половина рекламы, которую продавала сеть, стоила несравненно дороже: ведь она распространялась не в одном из регионов, охваченных сетью, а сразу во всех. Поэтому сети вскоре смогли вкладывать большие деньги в раскрутку, а также в приобретение и производство дорогостоящих программ и фильмов. И результаты этих вложений не заставили себя ждать.

По мере того как сетевой продукт становился все более популярным, "баланс силы", по выражению Романа Петренко, "перешел на сторону сетевых телекомпаний". В результате условия партнерства стали меняться. "Сети ужесточили свою политику, как рекламную, так и программную, - рассказывает Мишин. - Из самого сладкого прайма местные окна выдавливались либо в ранний прайм, либо в поздний. Сети стали забирать три четверти рекламы". По словам Григорьева, так развивались отношения практически со всеми региональными станциями: "больше сетевого контента, больше федеральной рекламы". По информации самих лидирующих сетей, их региональным партнерам сегодня достается около трети рекламного времени - по 3-5 минут в час.

По мнению Романа Петренко, еще одной причиной усиления позиций сетей послужила слишком большая конкуренция среди региональных вещателей. Сетей стало намного больше, и тем было из чего выбирать. В ближайшие несколько лет развитие кабельных сетей и движение в сторону цифрового телевидения могут увеличить число каналов вещания еще на порядок. Так что региональным телекомпаниям придется строить свои отношения с сетями в еще более сложных условиях.

Заслуженный "Видак" России

Федеральные наблюдатели, из разряда эдаких чистюль, полагают, что рекламные носители и рекламные агентства обязательно должны быть разделены. Однако для региональных медиамагнатов их соединение было единственным способом стать именно магнатами. И еще любопытно заметить, что в рекламном сегменте их деятельности москвичи не оказали негативного влияния на региональный рынок. Напротив, об их приходе скорее вспоминают с благодарностью. И есть за что.

Примерно в то же время, что сетевые теле- и радиокомпании, в регионы двинулась группа компаний "Видео Интернешнл" (известная в отрасли как "Видак"). "Поход на восток" начался после того, как один из основателей "Видака" Михаил Лесин в 1997 году стал вторым человеком в ВГТРК и начал возвращать федеральному холдингу контроль над региональными гостелерадиокомпаниями.

Самая популярная телесеть в Татарстане - "СТС-Казань", 50% которой принадлежит местному холдингу "Эфир"В условиях роста регионального рынка рекламы "Видео Интернешнл" стала интересоваться местными рекламными блоками - сначала на ГТРК, а потом и на коммерческих станциях. Входящее в группу АО "Тренд" начало искать в крупных городах партнеров, которые могли бы принести в совместный бизнес рекламное время на местных частных каналах, а заодно и привести клиентов. Одним из первых региональных агентств стало "Видео Интернешнл - Сибирь" (оно появилось при деятельном участии Якова Лондона). В 1999 году Лесин стал министром печати и СМИ; тогда же были основаны "ВИ - Нижний Новгород", "ВИ - Приморье" и другие. В 2001 году в Екатеринбурге "Тренд" и "Четвертый канал" совместно организовали агентство "Телец - Видео Интернешнл", стремительно ставшее лидером в Свердловской области. Сегодня почти на всех крупнейших региональных рынках дочерние компании "Тренда" - если не монополисты, то безусловные лидеры.

Региональные партнеры "Видео Интернешнл" считают, что местные телеканалы от прихода на рекламный рынок сильного лидера только выиграли. "Они принесли технологии - информационные, компьютерные, финансовые, до которых наши агентства сами бы вырастали еще годами, - утверждает Игорь Мишин. - Только сотрудничество с ними позволяет нам строить стратегию на несколько лет". Можно предположить, что приход "Видео" не только систематизировал рынок, но и сильно способствовал повышению его емкости и уровня цен. Именно поэтому регионалы не жалуются на то, что им приходится делить рекламный рынок с москвичами.

Ретрансляция или синдикация?

Этого не скажешь о телесетях. Их давление сегодня зачастую ставит под угрозу существование даже самых сильных региональных холдингов.

Здесь возникает законный вопрос: а может, и черт с ними? Пусть будут повсюду ТНТ, СТС и прочие - технологичные, отточенные, агрессивные? Понятен, конечно, патриотизм каждого из регионов, но, с другой стороны, ведь повсюду же глобализация? Однако хочется напомнить, что именно на региональных телеканалах, находящихся под сильнейшим давлением центральных телекомпаний, были созданы такие безусловно выдающиеся явления американской массовой культуры, как "Звездный путь" (Star Trek), "Поле чудес" (The Wheel of Fortune) или ток-шоу Опры Уинфри (Oprah Winfrey Show). У них же можно позаимствовать и методы борьбы.

Сегодня среди региональных электронных СМИ лучшее положение у тех, кто владеет собственной передающей техникой и ограничивается ретрансляцией. Телесети не ущемляют их интересы настолько, чтобы потерять партнера, и компании стабильно зарабатывают некоторую прибыль и могут позволить себе производить несколько часов местных программ в день.

Но настоящие региональные магнаты имеют амбиции самостоятельно заполнять вещательную сетку. И они сегодня все чаще думают о совмещение усилий, то есть о синдикации. Эта схема производства телепрограмм принесла (и продолжает приносить) огромную пользу американским "независимым" телекомпаниям, позволяя им успешно соперничать с крупнейшими общенациональными сетями. Суть ее состоит в том, что одна из региональных телекомпаний производит дорогостоящий сериал или шоу на деньги, собранные у десятка других в виде авансов за его премьерный показ. (При этом синдицированная продукция в отличие от сетевой не налагает никаких жестких обязательств, не влияет на сетку вещания или позиционирование брэнда.)

Разговоры о синдикации в России ведутся не первый год, однако реализовать эту схему непросто. Во-первых, нужна сложная система контрактов между разнокалиберными региональными телекомпаниями; во-вторых, для начала хотя бы одна из них должна пойти на серьезные вложения в производство. Сегодня дальше всего в этом направлении продвинулась, по-видимому, ханты-мансийская "Югра", продающая свои творения (например, сериалы "Золото Югры" - про мужественных нефтяников и "Писаки" - про комичных журналистов) многим другим регионам. Однако и для нее ключевыми заказчиками остаются федеральные каналы. Тем не менее многие руководители медиахолдингов продолжают рассчитывать на развитие синдикативного предложения в обозримом будущем: предпосылки этого появляются и с точки зрения предложения, и с точки зрения спроса. С одной стороны, продолжает энергично расти региональный рынок рекламы: по данным "Видео Интернешнл" - на 30% в первом квартале по сравнению с тем же периодом прошлого года. Это даже быстрее, чем рост федерального рынка (20-22%). Так что местные телестанции смогут позволить себе несколько больше, чем раньше. С другой стороны, по мере снижения стоимости техники разрыв в оснащенности между регионами и центром сокращается, а вот разрыв в зарплатах участников съемок сохраняется. Учитывая, что в крупных городах вполне достаточно квалифицированных телевизионщиков, это не может не послужить стимулом к производству новых программ и сериалов в разных точках страны. Если синдикация состоится, это станет очередным этапом до сих пор успешной борьбы региональных СМИ за свою независимость.

Источник: Эксперт, № 36 (436) от 27 сентября 2004

Rambler's Top100 copyright©2003-2008 Игорь Денисов