Виктор Рыкин. СДПГ на новом этапе | Библиотека "Политология" | ПолитНаука - политология в России и мире. Статьи, книги, учебники. История политических учений, теория политики, прикладная политология... 
ПолитНаука - политология в России и мире ПолитНаука - политология в России и мире
ПолитСообщество
ПолитЮмор
ПолитСсылки
ПолитПочта
Персоналии
Подписка


Виктор Рыкин

СДПГ на новом этапе

В декабре 1998 г. в жизни Социал-демократической партии Германии (СДПГ) наступил новый этап. На парламентских выборах она получила относительное большинство голосов избирателей (40,9%) и "оттеснила" от власти Христианско-демократический союз (ХДС), который правил страной целых 16 лет. В ходе подготовки и проведения выборов в бундестаге в политических кулуарах поговаривали о том, что Г. Коль и его партия изрядно надоели электорату…

ХДС набрал лишь 24,8% голосов. И даже если прибавить голоса, отданные за баварского союзника ХДС Христианско-социальный союз (ХСС – 6,7%), то этого все равно не хватило бы для получения полномочий на создание правительства во главе с ХДС.

Столько же, сколько и ХСС, получила партия “зелёных” (6,7%), которая впервые вошла в федеральное правительство на правах “младшего” партнера СДПГ по коалиции. Таким образом, на высшем государственном уровне произошла “рокировка” политических партий, имеющая принципиальный характер. В Европе стало одним социал-демократическим правительством больше.


Социал-демократическая партия Германии – одна из старейших и авторитетных политических партий не только в Европе, но и во всем мире. Точкой "отсчета" ее истории считается 1863 г., когда Фердинанд Лассаль учредил Всеобщий германский рабочий союз. СДПГ стояла у истоков Веймарской республики в 1919 г., а в 1933 г. была запрещена нацистами.

В послевоенные годы СДПГ уже дважды входила в правительство ФРГ: в 1966–69 гг. в так называемую "большую коалицию" во главе с ХДС, а в 1969–82 гг. в коалиции с либеральной Свободной демократической партией (СвДП) возглавляла правительство Федеративной республики. Федеральным канцлером в 1969 г. стал выдающийся деятель социал-демократического движения Вилли Брандт. Именно по его инициативе был осуществлен исторический “прорыв” в советско-западногерманских отношениях, наиболее значительным событием которого стал Московский договор 1970 г.

Принесла свои плоды новая восточная политика В. Брандта и в регионе стран Восточной Европы. Руководство ФРГ нашло в себе смелость отказаться от “доктрины Хальштейна” и установило дипломатические отношения с ГДР. Оба германских государства были приняты в Организацию Объединенных Наций. На европейском континенте начали развиваться отношения добрососедства и разрядки напряженности. Заслуги В. Брандта были высоко оценены международной социал-демократией: в 1976 г. он избирается председателем Социалистического Интернационала.

Однако бесспорные достижения германских социал-демократов на международной арене не смогли быть гарантией успешного решения внутриполитических проблем, в 1982 г. социал-либеральная коалиция уходит в отставку. Причины падения правительства обстоятельно излагаются в недавно переведенной на русский язык “Краткой истории СДПГ”. В книге, в частности, отмечается: “Во время предвыборной борьбы как СДПГ, так и СвДП со всей отчетливостью подчеркивали, что намерены добиваться сокращения государственного долга и принять меры по закрытию прорех в бюджете. С самого начала было ясно, что при поиске необходимых компромиссов центральное место занимают экономические и финансовые вопросы, по которым в коалиции существовали глубокие расхождения”. Именно противоречия между партнерами стали одной из главных причин отставки тогдашнего правительства ФРГ.


Сейчас у социал-демократов другой партнер – партия "зелёных" – одна из молодых (создана в 1980 г.). Она образовалась в результате слияния различных организаций, выступавших с позиций охраны окружающей среды. Для этой партии характерны разномастный состав и тенденция резко менять свои взгляды по принципиальным вопросам. Наглядный тому пример – “эволюция” мировоззрения нынешнего министра иностранных дел Й. Фишера. И нужно признать, что партия “зелёных” в нынешней правительственной коалиции не самое сильное ее звено.

После того как СДПГ пришла к власти, она пережила глубокий кризис. В марте 1999 г. с поста ее председателя неожиданно для многих ушел один из видных деятелей послевоенной германской социал-демократии О. Лафонтен. Он также отказался от поста министра финансов в правительстве Г. Шрёдера. В ходе предвыборной борьбы оба лидера выступали в тандеме: один как председатель СДПГ, а другой как кандидат на пост федерального канцлера.

В своей последней книге “Сердце бьется слева” (“Das Herz schlagt links”), вышедшей в октябре 1999 г., О. Лафонтен так объясняет свой поступок: “Решающим для моего выхода в отставку было то, что Герхард Шрёдер обладает мандатом избирательниц и избирателей, а социал-демократический председатель партии не может пойти на полемику с социал-демократическим канцлером”. Стычки с Г. Шрёдером начались по вопросам финансов. Потом О. Лафонтен пришел к мнению, что глава правительства стал отходить от обещаний в области социальной политики, данных в ходе предвыборной компании. В предисловии к своей книге он пишет: “Правительственная программа, которую мы обещали избирательницам и избирателям, была разработана мною, и я не мог поэтому отделаться молчанием. Социал-демократы имеют шансы завоевать политическое большинство в Федеративной Республике Германии лишь в том случае, если они будут представлять интересы лиц наемного труда, безработных и пенсионеров”.

Резкую критику О. Лафонтена вызвала внешняя политика правительства ФРГ, прежде всего его сопричастность к военной ситуации в Югославии. О. Лафонтен подал в отставку за две недели до событий в Косово. Вот лишь несколько его высказываний в этой связи: “Было непростительно следовать за американцами и отодвигать в сторону ООН… Было непростительно не настаивать на том, чтобы была привлечена Россия… До Шрёдера и Фишера слишком поздно дошло, что без России обеспечить в Европе мирный порядок невозможно… Воюя в Косово, НАТО выбросила за борт все обязательства. Она действовала насильственно, без необходимого мандата ООН”.

Поступок О. Лафонтена, который пользовался в СДПГ большим авторитетом, мог вызвать раскол партии. Раскола удалось избежать, в чем можно было убедиться на последнем съезде СДПГ в Берлине в декабре 1999 г. Но какая-то недосказанность и напряженность чувствовались в зале съезда, хотя имя бывшего председателя партии упоминалось лишь однажды в том плане, что он много сделал для СДПГ и уходить можно было бы по-другому…

На состоявшихся в 1999–2000 гг. земельных и коммунальных выборах СДПГ потеряла значительное число голосов избирателей. По итогам опросов общественного мнения, проведенных в июне 2000 г., социал-демократы могли бы рассчитывать лишь на 38% голосов (в 1998 г., как уже говорилось, было 40,9%), а ХДС на 37%. И это несмотря на то, что ХДС осенью 1999 года также потряс сильнейший кризис. Его бывшему председателю и многолетнему федеральному канцлеру Г. Колю, а также, по существу, всему руководству Союза были предъявлены обвинения в коррупции и незаконном финансировании партии. ХДС был вынужден сменить не только председателя партии, но и состав всех руководящих органов.

Однако уже сегодня создается впечатление, что ХДС начинает выходить из кризиса. Обретает “второе дыхание” и СвДП – партнер по предыдущим коалициям обеих “главных” германских партий. Сейчас она могла бы получить 9% голосов избирателей (в 1998 г. – 6,2%). Конечно, к следующим парламентским выборам в 2002 г. картина может резко измениться. Успехи или неуспехи на земельных и коммунальных выборах также не могут быть идентичны федеральным. Но на данный период тенденция падения авторитета СДПГ очевидна. И дело здесь не только в конфликте между двумя лидерами – Лафонтеном и Шрёдером. Германская социал-демократия действительно оказалась на перепутье, прежде всего связанном с оценкой реальной действительности в Германии и за ее пределами.

Это в какой-то степени подтвердила дискуссия, развернувшаяся за “круглым столом” на тему “Современная социал-демократия в Европе: вызовы и шансы”, состоявшимся 12 июля в Институте Европы Российской академии наук.

С одним из основных докладов выступил доктор Ахим Пост, заведующий Международным отделом Правления СДПГ. На эту должность он был назначен в 1999 г. и своим “свежим взглядом” обратил внимание на те проблемы, которые возникли у современной СДПГ. Это прежде всего сокращение числа членов партии. Сейчас их насчитывается 750 тысяч. Несколько лет назад их было около 1 млн. В среднем в год ряды СДПГ покидают 12 тысяч человек. И эта тенденция продолжается. Меняется и социальный состав партии: уходят представители рабочего класса, традиционно пополнявшего ряды социал-демократической партии. А. Пост высказал мысль о том, что электронные средства массовой информации вытеснили индивидуальные формы работы с членами партии. “Лидеры политических партий общаются со своими сторонниками через телевизор”, заявил он. Процесс отчуждения членов партии от своего руководства нарастает. В то же время не только идеологические, но и политические грани между партиями начинают стираться. Партии традиционно правого толка движутся влево к центру, а левые – вправо также к центру. Найти различие между программными требованиями партий рядовому гражданину крайне сложно. Любопытно, как прореагировал А. Пост на вопрос о том, с какими российскими партиями намерена сотрудничать СДПГ. Он ответил: “Со всеми, за исключением партии Жириновского”.

На последнем съезде СДПГ, состоявшемся в декабре 1999 г., было принято решение о создании комиссии по разработке новой программы СДПГ. Председателем этой комиссии стал Г. Шрёдер, а заместителем – Р. Шарпинг, нынешний министр обороны. Окончательные сроки работы над программой еще не определены, но, бесспорно, она будет длиться не один год. За послевоенные годы это будет третья по счету программа социал-демократической партии. Первая, вошедшая в историю как Бад-Годесбергская программа, была принята в 1959 г. Ее чаще всего упоминали критики СДПГ в связи с тем, что из программного документа было изъято слово “марксизм”. На этом основании немецких социал-демократов упрекали в том, что они предали интересы рабочего класса.

Вторая программа принципов СДПГ была принята в декабре 1989 г. и получила название Берлинской. Программную комиссию возглавлял тогдашний председатель партии Ханс-Йохен Фогель. Работа над программой велась несколько лет. Эта программа была принята через месяц после падения Берлинской стены. Даже такой прозорливый политик, как Х.-Й. Фогель, не мог предвидеть ускоренный процесс объединения Германии. Представляют интерес оценки этой программы, которые содержатся в новой книге известного специалиста по истории социал-демократии Томаса Майера, возглавляющего Политическую академию в рамках Фонда им. Фридриха Эберта: “Берлинская программа – это был успех с точки зрения целей, поставленных ее авторами. В ней была отражена новая парадигма социал-демократической политики, которая была принята всеми важнейшими течениями внутри партии не просто как неизбежный компромисс, но на основании глубокой убежденности в ее необходимости”. И далее автор подчеркивает: “Многое говорило за то, что она будет играть значительную роль в будущей политической практике партии. Однако события развернулись в ином направлении и вскоре выяснилось, что надежды на то, что программа сможет оказать интегративное воздействие на политику и практику партийного руководства, не оправдались”.

Над Берлинской программой долго работали, но слишком быстро приняли. Теперь, по истечении 10 лет, очевидно, что ряд положений ее устарел. Хотя, как уже подчеркивал Т. Майер, она сыграла свою положительную роль на том историческом этапе.

Кроме разработки программных документов, которые принимались на съездах СДПГ, в послевоенные годы сложилась еще одна форма обсуждения стратегических и тактических задач социал-демократии Европы. Речь идет об обмене политическими письмами между авторитетными социал-демократическими лидерами. Еще в начале 70-х годов в международной социал-демократии сложился триумвират: В. Брандт (ФРГ), Б. Крайский (Австрия) и У. Пальме (Швеция). Председатели трех европейских соцпартий в течение четырех лет (1972–1975 году) обменивались открытыми письмами, проводили публичные дискуссии. В 1975 г. эти материалы были изданы отдельной книгой в серии “Демократический социализм в теории и на практике”. Поднятые в ней теоретические проблемы, несмотря на их сложность, излагались в доступной, популярной форме. Для многих социал-демократов это издание стало чем-то вроде настольной книги.

В обмене мнениями тон задавал В. Брандт: “Основными ценностями демократического социализма являются свобода, справедливость и солидарность, а его истоки восходят к христианской этике, гуманизму и классической философии… – писал он. – Социализм определяется в нашей программе как реализация долгосрочной задачи завоевания и сохранения свободы и справедливости”. Для В. Брандта была характерна четкость и образность формулировок. Однажды его спросили, что он понимает под социализмом. Он ответил: “Социализм – это линия горизонта. Ты стремишься ее достигнуть, преодолеваешь при этом трудности и препятствия. Но чем ты быстрее бежишь, тем быстрее удаляется от тебя линия горизонта. Ты ее никогда не догонишь, но бег тебя совершенствует, ты не стоишь на месте…”.

В определенной степени продолжением обмена мнениями на уровне лидеров партии стала так называемая “Бумага Шрёдера–Блэра”. Речь идет о представленном общественности в июне 1999 г. совместном документе лидеров СДПГ и Лейбористской партии Великобритании. Документ назван “Путь вперед для социал-демократов Европы. Предложение Герхарда Шрёдера и Тони Блэра”. Этот пространный документ состоит из пяти разделов с преамбулой. Названия разделов дают некоторое представление о его содержании: “Учиться на опыте”, “Новые концепции для изменившейся реальности”, “Перечень новых предложений для левых”, “За активную политику левых на рынке труда”, “Совместный поиск политических решений в Европе”. Бросается в глаза, что в “Бумаге” ни в какой связи не употребляется слово “социализм”. В оборот вводятся иные понятия. СДПГ представлена как “новый центр”, а лейбористская партия – как “третий путь”. Встречаются явные противоречия. Так, в преамбуле понятия “левые” и “правые” рассматриваются как догма, а в тексте и даже в заголовках употребляется слово “левые” в отношении обеих партий.

Попадаются и очень меткие выражения. Например, “Мы поддерживаем рыночную экономику, но не рыночное общество”. Или: “Государство должно не грести, а рулить, меньше контролировать, чем требовать”; “Мы хотим модернизировать социальное государство, а не его ликвидацию”. Но в целом документ вызывает противоречивое впечатление. Анализ обстановки близок к реальности, но методы решения проблем носят зачастую декларативный характер. “Бумага Шрёдера – Блэра” вызвала неоднородную реакцию среди рядовых членов СДПГ, где прослойка сторонников идей традиционной социал-демократии довольно значительна. Вынуждено было учесть это обстоятельство и руководство партии: на съезд СДПГ в декабре 1999 г. были приглашены лишь французские социалисты, которые в рядах международной социал-демократии слывут наиболее левыми.

В связи с “Бумагой Шрёдера – Блэра” и с учетом начинающейся работы над новой прграммой СДПГ следует упомянуть еще два документа. Это документ комиссии по основным ценностям при правлении СДПГ “Новые пути – новый центр” (вариант: “новая середина”), представленный общественности в августе 1999 года, а также дискуссионный документ французской социалистической партии “К более справедливому миру”, представленный конгрессу Социнтерна, состоявшемуся в октябре 1999 г. в Париже.


Давая оценку происходящему в международной социал-демократии, уместно сослаться на мнение уже упоминавшегося Т. Майера. “Как это часто бывает в ходе больших дискуссий, развертывающихся в традициях демократического социализма, – пишет он, – понятия, в которых такая дискуссия ведется, и прежде всего в самом ее начале, сигнализируют о куда больших масштабах различий и противоречий, чем те, которые существуют на самом деле”, и далее: “…поскольку разговор о программном обновлении по существу уже начался, это будет сопровождаться существенным сближением на уровне новой политической философии социал-демократии”. Последнюю главу своей книги Т. Майер назвал “Ренессанс европейской социал-демократии”. Он объясняет этот ренессанс не только успехами социал-демократии на выборах в большинстве европейских стран, но также и тем, что программные идеи социал-демократии вновь обрели духовно-политическую наступательную силу.

Что касается германской социал-демократии, то здесь дело обстоит не столь идеально, как это кажется Томасу Майеру в целом. Во-первых, часто к власти легче прийти, чем ее удержать. Политические оппоненты также не дремлют и делают свои выводы из поражения. Испытанием на выносливость СДПГ станут парламентские выборы 2002 г. Они уже не будут проходить в условиях тандема “традиционалистов” и “обновленцев”, который олицетворяла “связка” Лафонтен – Шрёдер. За Лафонтеном шло большинство членов СДПГ, за Шрёдером – сторонники этой партии.

Во-вторых, программные идеи СДПГ еще не обрели духовно-политической наступательной силы. Эти идеи еще надо “родить”, “выпестовать” и привнести в массы. Этому должна послужить новая программа СДПГ, сравнимая с Бад-Годесбергской 1959 г., по которой немецкие социал-демократы жили 30 лет.

В-третьих, СДПГ предстоит решать целый ряд внутриполитических проблем долгосрочного плана, в том числе экономических и финансовых. Именно на них в 1982 г. социал-демократы “споткнулись” и были вынуждены на долгие годы уйти в оппозицию. К современным задачам относится и выравнивание положения в западных и восточных землях. В этом году исполняется 10 лет со дня объединения Германии, но в сознании многих немцев продолжает жить представление, что их все еще делят на западных (“весси”) и восточных (“осси”). Когда и каким образом будет ликвидирован этот водораздел в сознании? Кстати говоря, влияние СДПГ в “новых землях” – на территории бывшей ГДР – не столь значительно. Число безработных здесь выше, чем в западных землях. Все это подпитывает правый экстремизм, который в стране, где проживает свыше пяти миллионов иностранцев, может создать взрывоопасную ситуацию.

Есть еще много других задач, которые должна решать правящая партия. Например, какое место во внешней политике ФРГ занимает Россия? Во времена В. Брандта это место было обозначено четко.

Анализ современной деятельности СДПГ имеет не только внутриполитический характер. Как уже говорилось в начале статьи, речь идет об одной из старейших политических партий, определивших развитие мировой социал-демократии в целом. В наше время, когда серьезно дискутируется вопрос о целесообразности существования политических партий и об их роли в государстве и обществе, опыт этой партии в разработке программных документов, в управлении одним из главных европейских государств приобретает особое значение. Нельзя сбрасывать со счетов процесс интеграции в Европе, где политические партии обретают статус общеевропейских организаций.

Опыт СДПГ заставляет задуматься над дефиницией современной партии на фоне многочисленных движений и партий-однодневок, которые, как грибы, возникают накануне парламентских выборов и столь же быстро исчезают после их завершения.

Конечно, под влиянием событий и обстоятельств СДПГ вынуждена изменять свою тактику, а иногда и стратегию, но есть опасность в условиях так называемой трансформации потерять свое лицо и растерять идеологический и политический багаж, накопленный за 150 лет.

В послевоенные годы в ФРГ для лиц наемного труда были завоеваны существенные социальные права; значительную роль в этом сыграли профсоюзы, находившиеся под влиянием германской социал-демократии. Очень важно сохранить эти завоевания, благодаря которым Германия выступает образцом социального рыночного хозяйства. Сможет ли правящая страной СДПГ это сделать?

С учетом же всего сказанного можно утверждать, что германская социал-демократия сегодня переживает новый этап своего развития, где немало преград и сложностей. Этот этап можно назвать перепутьем. Здесь, наверное, нет ничего страшного, если учесть, что социал-демократия в России вообще переживает лишь начальную стадию своего становления.


Rambler's Top100 copyright©2003-2008 Игорь Денисов